Вы не имеете права писать в форум не зарегистрировавшись.
Если вы зарегистрированы на любом другом форуме проекта Theatre.Ru,
вы можете использовать эти же имя и пароль.



Регистрация

"Оккупация - милое дело".Надя ПЛУНГЯН, Театровед, 18 ноября
Политический вакуум и безвременье - сложная тема для искусства. Нет ничего безнадежнее, чем использовать для работы то, что тормозит саму работу. В условиях театра проблема встает еще острее. Ведь театр - искусство зрелищное, а значит, обязан перебить давящую тоску, развеивать ее чем-то праздничным, неконфликтным: обязан помочь зрителю забыть о том, что он не имеет права голоса.
Режиссеры по-разному выходят из этого положения. Кто-то занимается документацией кухонных разговоров, кто-то осторожно трактует классику (вроде злободневно, а вроде и нет), другие наводняют спектакли уличной речью или матом, переводя протест в область беззлобной бытовой ругани.

Новая постановка "Около" выглядит отчетливым отказом играть в эти игры. Основной сюжет, как в этом театре бывает часто, завязывается вокруг власти. Речь идет о событиях времен оккупации: напряженные отношения немцев и советских, нищета командировочных, Берлинская стена, скудная информация из газет и радио. Но исторический документ - только фон для современного повествования. Оккупация в спектакле двойная, и ее создает стеклянный колпак социального давления, невидимый колпак, из которого уже нет выхода во внешний мир.

"Оккупация - милое дело" строится как моноспектакль: рассказ женщины с психиатрическим диагнозом, погруженной в военные воспоминания, которую играет Лилия Загорская. Ее героиня совершенно герметична, события детства для нее так же современны, как "600 секунд" или перестройка, и именно это дает зрителю основание считать ее безумной.

Но странность здесь только в одном: героиня Загорской говорит о тех вещах, которые на большой земле давно списаны со счетов. Классный час, москвошвеевская болонья, выступление на утреннике, финские танцы, советская мебель, "красивая еда из буфета" - все это в ее мире не потеряло очевидного политического содержания, все читается, как тайный код, руководство, как вести себя с властью, как распознавать ее вторжения в частную жизнь.

Все, о чем она говорит - действительно было и действительно имеет вес, мешает только одно: сегодня смысл здесь видеть не принято. Именно поэтому во многих отзывах на спектакль героиня названа трогательной, нелепой, милой - то, чего вовсе не проводит в своих интонациях Загорская: но эти отзывы - точный дубль современного отношения к политическому протесту, отношения к частной оценке общества. Это и есть оккупация, вытеснение, замещение одного смысла другим. Ведь героиня тверда в своей определенности.

"Оккупация - милое дело" - это спектакль, где со сцены говорит человек, которого никто не слышит и не услышит: человек, которому нечем защититься от реальности, кроме целлофанового пакета на голове, и все же он продолжает ясно осознавать и прошлое, и настоящее.

Умение вывернуть время наизнанку, показать его разлом, швы, в которых мы
намертво сцеплены с тем, что уже давно погибло - редкое и важное качество театральной мысли. Еще важнее - умение остановить, сосредоточить внимание зрителя. Метод Погребничко, построенный целиком как раз на фиксации внимания, прекрасно организует безвоздушное пространство вокруг монолога, где все публичное делается частным, а частное - публичным. И кто знает, может быть, мы действительно застанем времена, когда речи диктаторов навсегда останутся только заметками на полях нашей собственной реальности.

  

Вернуться к списку сообщений форума
  • "Оккупация - милое дело".Надя ПЛУНГЯН, Театровед, 18 ноября