Страницы:

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12


© Михаил Гутерман
«МАЛЫШ и К. »
Дядя Юлиус — Иван Сигорских
Фрекен Бок — Элен Касьяник
Карлсон — Алексей Сидоров

Каждый имеет право быть Карлсоном

ОКОЛО дома Станиславского поставили всем известную сказку Астрид Лингрен «Малыш и Карлсон, который живет на крыше», правда, сократив заглавие до многозначительного «Малыш и К.»

«Вечерняя Москва»


«Три повести о Малыше и Карлсоне» — книга традиционно детская и любимая театрами за возможность «залатать» дыры в недостаточном детском репертуаре. Так повелось еще с советского времени, когда два легендарных спектакля (идущих, кстати, по сей день) театра Ленсовета (Малыш — Алиса Фрейндлих, Карлсон — Анатолий Равикович) и театра Сатиры (Карлсон — Спартак Мишулин) породили волну интереса к этой сказке как прекрасному театральному материалу. Правда, последующие постановки, оккупировавшие всю страну все больше походили на утренники, наспех связанные классическим сюжетом, но не на постановки, способные зародить любовь ребенка к театру вообще и не вызвать утомляющий скуки у родителей, сопровождающих своих чад.
Так вот, спектакль театра ОКОЛО, поставленный Ильей Оксом, весьма далек от традиционного детского утренника — в этом театре, вообще, принято со своим зрителем (вне зависимости от его возраста) разговаривать серьезно. Видимо, поэтому Карлсон (Алексей Сидоров) здесь стильного вида молодой мужчина в строгом костюме и при шляпе. А Малыш (Ольга Бешуля) — слегка заторможенного вида (может, пересидел за компьютером?) девушка-паренек, весьма далекий от того, чтобы бурно обрадоваться появлению нежданного друга, — ведь современного подростка мало что может удивить. Но дружба завязывается.
Она завязывается по очень простой причине — просто встречаются два человека. Вот и все. Размыкаются границы одиночества одного человека, навязанного ему сегодняшней жизнью, как распахивается окно на крышу. Оказывается, что есть и другие пространства — вне замкнутой комнаты. Есть некая свобода и, как ее апофеоз, есть «право быть Карлсоном». Оно есть у каждого человека. Не случайно художник спектакля Надежда Бахвалова на всех костюмах, на спине оставила прямоугольную заплатку — ровно такую же и ровно на том месте, где у Карлсона прикреплен его знаменитый пропеллер.
Так что шанс есть у каждого, а одежда, социальный статус, комплекция и даже пол роли не играют. Если хочешь быть Карлсоном — будь им. А он сам покажет тебе, как это делается. И заразительно, надо сказать, покажет — под легендарную музыку из «Криминального чтива» (впрочем, и «Вини-Пуха» здесь разыгрывали под битловские мотивы) он научит Малыша рок-н-ролльной свободе и свободе быть самим собой.
Актеры на маленькой сцене театра, стилизованной под крышу, подпираемую деревянными балками, играют так, словно им очень хочется стать даже не Карлсоном, нет, а маленькими детьми, для которых любой предмет — повод для таинственных и захватывающих приключений; для которых серьезная неприятность — это улетевший друг, а не проникновение воров в квартиру; для которых жить — значит вести бесконечную игру. Ольга Бешуля и Алексей Сидоров используют минимум внешних актерских средств: они не «играют лицом» и не изображают массовиков-затейников, натужно пытаясь «растормошить» сидящих в зале детей. Они просто творят свои игровые миры, на наших глазах делая их настолько реальными, что нет-нет, да и бросится кто-нибудь из маленьких зрителей на сцену, чтобы помочь Малышу предать очередной кирпич-«привет» или помочь дяде Юлиусу выбраться из-под пола, не натолкнувшись на горячую сковородку.
Вовлекая своих актеров в постоянную игру на импровизациях и используя всем известный сюжет, режиссер Илья Окс создал в крошечном пространстве сцены “La stalla” камерный спектакль о дружбе и человеческих отношениях, которые оказываются гораздо ценней всех полагающихся современному человеку благ. И вдруг становится понятно, что требуется-то от каждого всего ничего: распахнуть пошире окно и впустить в свой мир другого человека. Тогда твой мир «удвоится», а жить станет куда как светлее и веселее.

Ася Иванова

, 17.05.2016