Страницы:

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12


«Предпоследний концерт Алисы в стране чудес»
Болванщик — Владимир Богданов

«Я помню» в Театре Около

Как винты самолета, вращаются лопасти вентиляторов

Независимая газета

«Я помню» — так называется новый спектакль в Театре «Около дома Станиславского» не только потому, что «чудное мгновенье…» здесь действительно помнят и хорошо читают, хотя на мой вкус отчасти забывают о музыке пушкинской строфы. Но такая почти запредельная простота интонаций – вообще «фирменный знак» этого, замечу сразу – превосходного спектакля, которому свойственно и «особое обаяние», — качество, к слову, редкое в нынешнем театре.

Но, разумеется, «…помню», это прежде всего потому, что история, рассказанная театром и рассказанная неожиданно внятно и просто в отличие от привычных на его сцене парадоксов и загадочных ассоциаций, это история давняя. Зрители шестидесятых знали ее на зубок. Пьесу Эдварда Радзинского «104 страницы про любовь» (она-то и стала основой сюжета) здесь как бы вспоминают. И пьеса узнается с первых тактов этого спектакля, насыщенного не только музыкой той поры, но и куда более ранней. Звучит, например, знаменитый еще с довоенных лет «Дым» Джерома Керна, что вообще-то удивительно, поскольку режиссер спектакля совсем молод. Саша Толстошева, студентка режиссерского курса Юрия Погребничко в Щукинском училище, понятное дело, человек совсем иного, нынешнего времени. Сам мэтр держится как бы в стороне, лишь, как сказано «при дружеском участии».

В те далекие времена шестидесятых поэты и драматурги, как правило, искали свой идеал в среде «фабричных девчонок» и работниц прилавка типа арбузовской «Вальки- дешевки»… Такая была пора и «простые наши современницы» были тогда в большой моде. И надо сказать, что «узнаваемые» героини наших звезд — Ольги Яковлевой, Татьяны Дорониной, Юлии Борисовой обладали пленительной властью над сотнями тысяч зрительских сердец. Такие были времена. Нынешний спектакль, конечно, другой, к тому же со своим особым почерком театра «Около», тем не менее незримыми нитями он уходит туда, в шестидесятые, и героиня Марии Погребничко именно еще бортпроводница, а не «стюардесса по имени…» У нее свой «кодекс нравственности и девичьей чести», свои капризы, тайны и чудачества любви. В сущности перед нами любовная идиллия, которая сегодня вполне могла бы выглядеть отчасти «клюквой», если бы не тот исполнительский артистизм и редкая достоверность «поведения» героев. Добрая половина этого короткого (он идет менее полутора часов) спектакля – танцы. Дивные в дымке ностальгии, едва заметной иронии то ли танго, то ли румба, то ли фокстрот…кто их сегодня разберет, исполненных с той легкостью, когда каждое движение естественно как вздох…

…И медленно вращается магнитофонная лента и вращаются лопасти вентиляторов – «как бы» винтов, свершающих посадки самолетов под оглушительный рев турбин.

Что говорить! Наши ТУ-104 были не самым надежным средством передвижения. И жизнь бортпроводницы Наташи обрывается на самом пике ее недолгого счастья.

Может быть, этот спектакль на самом деле «спектакль для взрослых», тех, кому в 1964 году довелось видеть легендарный эфросовский спектакль в Ленкоме? – У них нынешняя премьера в «Около» вызывает особый, «исключительный» поток ассоциаций – воспоминаний, недоступный по определению молодой аудитории театра. Но тем-то и хорошо нынешнее театральное время – что каждый такой условно говоря ремейк, каждые «Пять вечеров» дают почувствовать еще многим, то у нас есть своя «история», наше прошлое и оно всегда с нами, что не делает нас по крайней мере беднее в сравнении с теми, кто бодро устремлен в неизвестное и тревожное будущее.

Николай Жегин, 13.11.2014