Спектакль «Малыш и К. »
«WeekEnd», РИА Новости
Молодой режиссер Илья Окс показал в Театре"Около дома Станиславского свой дебютный спектакль «Малыш и К.» по произведениям Астрид Линдгрен.

Театр «Около дома Станиславского» — театр авторский, его художественная концепция связана с именем создателя и худрука Юрия Погребничко. Если в двух словах — его спектакли по Чехову, по Петрушевской, по Вампилову или даже по Дюма отличаются общей интонацией — ироничной, грустной, накрепко связанной с родиной, российско-советской почвой, с особым пронзительно-отстраненным восприятием времени. Спектакли театра «Около» захватывают своим неочевидным, абсурдным, но отнюдь не абстрактным юмором, парадоксальностью, теплотой, которая не мешает выявлять, порой, и страшное.

Спектакль «Малыш и К.» поставил ученик Юрия Погребничко Илья Окс. Как актер он занят во многих спектаклях театра, но сейчас он еще и учится на заочном отделении режиссерского факультета Театрального института имени Щукина. В его первом профессиональном спектакле легко узнаются приметы стиля учителя, освоенные тонко и изнутри. Заметно, что и сам Погребничко принял участие в подготовке спектакля — он выступил как художественный руководитель постановки.

Не первый раз в «Около» ставят детскую, по определению, литературу — помимо упомянутого Дюма, был здесь и «Винни-Пух» Милна и «Алиса» Кэрролла. Выбирая лучшую, классическую прозу для детей, Погребничко ставил спектакли, которые становились культовыми в Москве, привлекали отнюдь не детскую аудиторию. В персонажах детской литературы режиссер выявлял архетипические, общечеловеческие черты, встраивая сказочный сюжет в ткань узнаваемой жизни. Спектакль Ильи Окса тоже нельзя назвать детским, хотя и детям он интересен. Тем более, что давно пора отвыкать от унылого представления о детском театре как о плюшевом зверинце.

И когда дети видят Карлсона (Алексей Сидоров) — молодого, симпатичного мужчину в пальто и шляпе, с выключателем от пропеллера, болтающимся на груди, — у них не возникает вопросов, почему он такой. Почему бы и нет? И ключевая фраза спектакля «каждый человек имеет право быть Карлсоном» тоже не вызывает сомнений — имеет право быть свободным, чудным, нелепым, красивым, неправильным, каким угодно.

Основные смыслы прописаны в спектакле на визуальном уровне. У всех почти персонажей на спине, на одежде, специальная заплатка — след от или место для пропеллера, которым вполне может обзавестись и Фрекен Бок, и дядюшка Юлиус. Все могут меняться.

Разве только Малыш, отлично сыгранный Ольгой Бешулей, не далеко ушел от классического образа мальчика из детского спектакля. А вот, например, Фрекен Бок в исполнении Александры Тюфтей здесь довольно изящная, строгая, но несчастная и даже трогательная женщина. Так беспомощно раскрывается она перед нескладным Малышом в своем одиночестве и тоске по мужчине, по любви. И вдруг танцует изящно и стильно, смешно вздрагивая плечами с глупыми пушистами декоративными эполетами.

Как большинство спектаклей этого театра, «Малыш и К.» оформлен неброско, функционально. Здесь пологий деревянный скат поднимается к окну, слева шкаф, в котором так интересно прятаться, микроволновая печка, которая, на самом деле, морозилка. На каждой кастрюльке написана буква, когда Карлсон строит из них башню, складывается слово «Около». Здесь все время идет театральная игра, зрителю все время напоминают, что это театр.

Как обычно, в спектакле театра «Около» главное — атмосфера, но так как спектакль все же рассчитан и на детей, то и фабула тут считывается легко. Впрочем, детям она известна и по книгам, и по мультфильму. Карлсон и Малыш ловят воришек — Филле и Рулле — этой незамысловатой истории хватает на почти полтора часа спектакля. Спектакль Ильи Окса неспешен, музыкален, задумчив, но четкого ритма почти не теряет. Скуки не возникает — спектакль разрушает стереотип, что детей надо постоянно развлекать и занимать — возможно, они в гораздо большей степени созерцатели, чем взрослые, привыкшие к спешке.

Очень многое для интонации спектакля делает музыка — видно, что ее подбору уделялось особое внимание, во многом, она важнее сюжета, потому что из сочетаний ситуаций и музыки рождается особенный юмор и особенная трогательность этого спектакля. Знакомясь, Малыш и Карлсон танцуют под знаменитую музыку из «Криминального чтива», повторяя, во многом, движения Умы Турман и Джона Траволты. Тревожные газетные сообщения о «летающем бочонке-шпионе» герои зачитывают под грозную музыку из «Полета Валькирии». Впрочем, стоит перевернуть газету вверх ногами и врывается легкомысленный Моцарт. А под снегопад по телевизору и мелодию Сальвадора Адамо “Tombe la neige”, прихватив с собой зонтик, герои выходят в окно, отправляясь в полет. Скоро дядюшка Юлиус будет удивляться — увидит двух маленьких летящих гномов под зонтиком.

В спектакле многое придумано с легкомысленным, на первый взгляд, но с глубоким юмором — это не гэги, это способ познания мира, способ разговора со зрителем. То, чем всегда отличался «Около» — своей особенной интонацией. Именно это — интонация, с которой спектакль говорит о дружбе, о родстве по духу, о детской тайне, об одиночестве (спектакль начинается со сцены абсолютного одиночества Малыша), наверное, главное, что получилось, что переводит этот спектакль из ранга осторожной забавной пробы в полноценное театральное высказывание.

Анна Банасюкевич, 20.04.2012