Спектакль «Нужна драматическая актриса (Лес)»
«Ведомости»
«Нужна драматическая актриса» («Лес») в театре «Около дома Станиславского» — формально не премьера, а новая редакция одного из лучших спектаклей Юрия Погребничко. Но случилась она так вовремя, что стоит десятка премьер.

К этому московскому сезону не подберешь эпитета точнее, чем «вялотекущий». На осень выпало два заметных события: «Самое важное» по роману Михаила Шишкина в Мастерской Петра Фоменко и долгожданное доказательство творческой состоятельности театра «Практика» — «Июль», безупречно поставленный Виктором Рыжаковым и мастерски сыгранный Полиной Агуреевой монолог душегуба-людоеда, в котором, однако, главным оказалось не качество, а безмерное позерство автора текста Ивана Вырыпаева. К зиме же театр в Москве совсем смерзся, заглох. У внимательного зрителя есть повод не гоняться за никчемными новостями, а посмотреть старые спектакли. У критика опускаются руки: этой зимой ему рассказывать не о чем. Я, впрочем, зарапортовался: у нас есть старый-новый «Лес».

Нынешняя редакция спектакля по пьесе Островского — третья. В первой провинциального трагика Несчастливцева играл актер Николай Алексеев. Когда он умер, спектакль на четыре года исчез из афиши, а потом Погребничко сделал «Лес» заново, пригласив в игру режиссера и своего друга Алексея Левинского, без которого с тех пор не обходится, кажется, ни одна постановка «Около». Но дальше в театре был пожар, сгорели декорации, и спектакля опять не стало. Теперь Погребничко потихоньку восстанавливает репертуар на уцелевшей «малой сцене» в соседнем здании Вознесенского переулка (основная была немногим больше, но тут совсем уж тесно).

Спектакль по пьесе «Лес», как и прежде, называется «Нужна драматическая актриса» — можно легко вообразить потрепанное объявление на стене, и этот образ будет точным во многих отношениях.

В том числе совершенно буквально. Во-первых, в театре «Около» появились новые лица — студенты Юрия Погребничко из Щукинского училища. Во-вторых, этот «Лес» начинается с актерских проб: Несчастливцев — Левинский сидит в уголке, а на площадку поочередно выходят три разные Аксюши, чтобы разыграть одну и ту же сценку. С третьей попытки основная исполнительница роли выбрана, но две другие тоже то и дело будут стараться встрять в действие: ну хоть на минутку можно ведь?

Чтобы представить себе нежный комизм этих выходов, надо вспомнить типовой антураж спектаклей Юрия Погребничко. Ушанки, телогрейки, пальто с чужого плеча; любая вещь тут заношена, любой кусок декорации печально неликвиден, ободран, ржав. Весь здешний мир — не то чтобы театр, а какая-то прореха в кармане нищего артиста. И на какую такую сцену эти девушки хотят?

Усадьба помещицы Гурмыжской в версии Юрия Погребничко больше всего смахивает на никому не нужную зону: по краям площадка обита железными листами, в центре торчит деревянная вышка. Собаки не лают. Сквозняк. Но раз уж в эту дыру забрели актеры, по мере сил обустроимся здесь. Комика и пьяницу Аркашку Счастливцева сделаем Гурмыжской (актер Валерий Прохоров в начале спектакля меняет костюмы, а под конец только снимает-надевает чепчик с вуалью — довольно и того). Остальным придется терпеливо объяснять азы лицедейства, как Гамлет объясняет их приехавшим в замок комедиантам: устало морщась, Несчастливцев цитирует домочадцам Гурмыжской Шекспира не ради пафоса, а для дела.

Патетике у Погребничко вообще-то нет места, но спектакль «Нужна драматическая актриса» по-своему патетичен — как всякая вещь о принципиальном выборе. Хорошо, наверное, что где-то рядом есть большая сцена, большие деньги и красивая жизнь, но сочиненный Островским нищий трагик Несчастливцев, считавший, что благородство выше всякой выгоды, был бы счастлив как раз в театре «Около». Ему пришлось бы лишь усвоить нехитрое Гамлетово наставление: изображая сильные чувства, не надо размахивать руками. Иногда достаточно, как Алексей Левинский, прищуриться и помолчать.
Олег Зинцов, 14.02.2007