Спектакль «Нужна драматическая актриса (Лес)»
«Итоги»
Строго говоря, эта постановка - возобновление. После пожара в основном помещении спектакль, поставленный Юрием Погребничко, несколько лет не шел, и вот теперь уже в другом пространстве играется премьера, с новыми молодыми актерами и под другим, слегка измененным названием. Когда-то он назывался "Нужна трагическая актриса", теперь понадобилась актриса драматическая. Режиссер уверяет: каково время, таковы и потребности. Если следовать его логике, года через три там станут искать комическую актрису, а потом и той не найдут. Ведь катимся мы с сумасшедшей скоростью, увлекаемые "ветрами перемен", говоря по правде, бог знает куда. Имею в виду театр, который, как и все прочие виды искусства, резво становится на капиталистические рельсы, а все старые ценности, русской культурой завоеванные, объявляет рутиной, далекой от актуальности. В моде нынче мелькающие на телеэкранах звезды, броские трюки и быстрое скольжение по поверхности. Обо всем этом сто раз писалось, не стоило и повторять, если бы не спектакль в театре "ОКОЛО" - очень уж противостоит общей тенденции. Он и раньше был очень хорош, а сейчас, обновленный, и вовсе событием смотрится. Притом, как всегда у Погребничко, спектакль этот скромен, никого не учит жить, и слово "противостояние" ему никак не идет. Здесь играют комедию, и очень смешно играют, только и о высоком, драматическом содержании тоже не забывают. Теперь такое сочетание редко встречается.

В "ОКОЛО" играют спектакль о театре. Когда-то давно, в первой редакции, Погребничко выделял лагерную тему. Тогда "Лес" разыгрывали заключенные - ватники, сапоги, лагерный номер Ивана Денисовича Щ-854 на досках декораций. Со временем все эти атрибуты исчезли, теперь в зону превращен театр. Вот оно, гетто, где грим и блеск софитов - наркотик, сладостная отрава. Тут, на пути из Керчи в Вологду, "на семи лихих продувных ветрах", на краю пропасти (время от времени открываются доски, бездну в полу скрывающие, и манят черным провалом), артисты играют пьесу драматурга Островского. Потому, что только этим живут, и ничем другим они жить не могут. Валерий Прохоров упоительно смешно играет Аркашку Счастливцева и старую барыню Гурмыжскую разом, а в глазах печаль-тоска отчаянная, даром что скоморох. На роль Несчастливцева, трагика и заводилы, Погребничко позвал режиссера Алексея Левинского, и выбор этот, конечно же, знаковый, решающий. Так когда-то Эфрос предложил Юрию Любимову сыграть Мольера в своем телеспектакле, ему нужен был человек, про которого сразу можно было бы сказать: Художник. Таков и Левинский. Его герой немолод, печален и абсолютно одержим. Все время бормочет монологи Гамлета (его Левинский когда-то давным-давно, в молодости, играл), наивно верит, что всякая женщина, готовая умереть из-за любви, и есть трагическая (ну или теперь уж - драматическая) актриса, а за всем этим - какая-то обреченность, усталая и совершенно русская. И знаете почему? Потому что игра эта в театр испокон века велась у нас не на жизнь, а на смерть. Ведь как сказано у поэта, это дивное, упоительное занятие не читки требует с актера, но полной гибели всерьез. Помните, известный народу классик писал когда-то: "Идите в театр и умрите в нем", а потом добавил: "если сможете". В "ОКОЛО" смогли.
Марина Зайонц,