Спектакль «Бег»
«Театральная Афиша»

«БЕГ» М. А. БУЛГАКОВ


Как говорится, дожили. Пьеса Булгакова «Бег» о катастрофическом разломе общества идет сразу в трех московских театрах: темы гражданской войны, исковерканных судеб, эмиграции – вновь на пике актуальности. К тому же речь об обороне и сдаче Крыма войскам Красной армии, при этом линейного сюжета в пьесе нет, есть обрывочные «восемь снов» – простор для многообразия режиссерских построений. Короткий, чуть более часа, спектакль Александры Толстошевой, абстрагируясь от детальной конкретики пьесы, передает главное – извечную беспомощность человека перед ходом истории. Он сделан «при товарищеском участии» (так в программке) Юрия Погребничко, у которого Толстошева училась режиссуре, и отмечен всеми родовыми признаками театра «Около».

Форма «сна» здесь определяющая. «Сновидчески» призрачно течет действие. Горстка актеров на оголенной сцене не разыгрывает пьесу «в лицах» – ни полнокровия образов, ни внятно прочерченных взаимоотношений. Нет знаменитой фарсовой сцены игры в карты у Корзухина, нет и самого Корзухина. На первом плане не столько персонажи, сколько сам автор «Бега» – его смятение, его трагическое ощущение безумия вывихнутой реальности, разделяемое и создателями спектакля. Его «сон» – об утраченной малой родине, Украине, и одновременно высказывание театра о дне сегодняшнем.

Вокзальный голос в динамике: «С такого-то пути отходит поезд Петербург – Севастополь». Но никто никуда не едет. Толстошева, тонко чувствуя беззвучную музыку пластики, выстраивает медленное, как в бреду, синхронное кружение на месте обреченных, потерянных людей. Хлудов Сергея Каплунова, профессиональный военный, стремящийся выполнить невозможный приказ, сходит с ума: буквально лезет на стену в тщетной попытке вырваться. Но не вырваться никому – ни Голубкову (Георгий Авшаров), ни Серафиме (Элен Касьяник): Константинополь здесь все то же голое пространство, лишь добавляются матрасы на полу как знак бесприютной бездомности. Занавес из плюша багрово красен, люстры в чехлах из мешковины напоминают о «фонариках» Хлудова – о безвинно повешенных в мешках людях. И монолог Чарноты (Алексей Сидоров) про Киев звучит отчаянно нежно, как про потерянный рай.

Режиссер А. Толстошева. Сценография – А. Новоселова.


Елена Левиниская,