Лёгкая боль//Барнабас// Г.Пинтер


Купить билеты на ближайшие даты:

23 Мая (19:00)
24 Мая (19:00)

Фото: Виктор Пушкин

Фото: Виктор Пушкин

Фото: Виктор Пушкин

Фото: Виктор Пушкин

Фото: Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

«Между реальным и нереальным нет жёстких различий, как нет их между истинным и ложным. Совсем необязательно нечто является либо истинным, либо ложным – оно может оказаться и истинным и ложным одновременно»
Гарольд Пинтер. Искусство, правда и политика. Нобелевская лекция.

Гарольд Пинтер — главный британский драматург второй половины ХХ века, изменивший не просто вид, а род литературы, после него пьесы стали писать уже по-другому. Пинтер — лауреат всех мыслимых литературных и театральных премий, автор 60 пьес, 30 киносценариев, романа и сборников стихов, политический активист, звезда английского кинематографа.

Главная тема Пинтера — ложь как художественный прием, позволяющий обострить драматический конфликт, как принятая форма общественного договора, как инструмент политики. Его жанр - «комедия угрозы»: атмосфера скрытого насилия, обозначаемая с помощью самых обычных слов и молчания.

Внешние приметы драматургии Гарольда Пинтера абсолютно соответствуют реалистическому театру, но отношения между персонажами и развитие событий – нетипичны. Однако, эта непредсказуемость не становится главной пружиной в постановке Юрия Погребничко, а лишь фоном оттеняет психологические зигзаги, которые приводят к ужасающим выводам.

Эдвард в рисунке актёра Евгения Цыганова – персонаж с двумя масками: вначале это напряжённый, брюзжащий мужчина средних лет, а после – музыкант с электрогитарой, жаждущий исповедаться перед публикой. В короткой сцене он и Продавец спичек копируют одинаковый жест, и мимолётно проскальзывает мысль – а существует ли в реальности этот бродяга с подносом отсыревших спичек?.. Возможно, это всего лишь плод фантазии самого Эдварда? 

Евгений Цыганов и Ольга Бешуля – органичный дуэт партнёров, которые умеют безошибочно слушать друг друга. Ольга Бешуля, монотонно воспроизводя текст, точечно попадает в нужные болевые точки своей героини. Оказывается, что за обличием робкой и послушной жены скрывается паранойяльная  женщина. Минимум внешних проявлений, жестов и даже мимики.


Режиссер
Погребничко Юрий
Художник
Пушкин Виктор
Художник по костюмам
Бахвалова Надежда
Действующие лица и исполнители
Продавец спичек
Пресса
Елена Жатько, https://teatrtogo.ru/
Премьера «Пинтер для всех / Лёгкая боль» стала знаковой работой в творческой биографии Художественного руководителя театра «Около дома Станиславского» Юрия Погребничко. В середине прошлого века, режиссёр играл в андеграундных спектаклях по Пинтеру, которые знаменовали вхождение театра абсурда в СССР. На протяжении тридцати лет в репертуаре театра «Около дома Станиславского» идёт пьеса «Сторож», где Юрий Погребничко исполняет главную роль. Эстетика сочинений английского драматурга лаконично вписывается в философию камерного пространства, где большое значение уделено атмосферности. «Пинтер для всех / Лёгкая боль» – не просто очередная попытка воссоздать алогичный антураж, это скорее обновленный ключ к раскрытию искусства абсурда в хаотичном ХХІ веке. Спектакль создан при поддержке Министерства культуры РФ, АНО «Культурный мост» и уже успел громко заявить о себе в московской театральной среде.


Внешние приметы драматургии Гарольда Пинтера абсолютно соответствуют реалистическому театру, но отношения между персонажами и развитие событий – нетипичны. Однако, эта непредсказуемость не становится главной пружиной в постановке Юрия Погребничко, а лишь фоном оттеняет психологические зигзаги, которые приводят к ужасающим выводам. Режиссёр сдержанно и уверенно, как опытный хирург, орудует незримым скальпелем, вскрывая малозаметные зародыши болезненных опухолей. Показывая, насколько страшной и глухой может быть повседневная жизнь, на первый взгляд – тихая, спокойная, «правильная»…


На сцене – обычный муж (Эдвард – Евгений Цыганов) и обычная жена (Флора – Ольга Бешуля). Они неуклюже пытаются придать хоть какой-то смысл своему существованию, упорно отыскивая повод поговорить. Прикончить осу, обсудить цветы в саду, натянуть тент, выпить чай, выглянуть в окно – всё это приобретает особое значение для них. Немота третьего героя – Продавца спичек (Алексей Сидоров) становится катализатором разрушения мнимой идиллии. Грязный оборванец стоит неделями, молчит, и его приглашают в дом. И здесь он продолжает молчать, одним своим присутствием совершая обличительную революцию. Комичная абсурдность ситуации постепенно перерастает в трагедию древнегреческого масштаба. Легкая боль в глазах Эдварда – вестники грядущего краха его иллюзий. От чего он пытается так тщетно скрыться?.. Кого не хочет замечать?.. Постепенно становится не смешно, даже страшно, а появление одиноких монахов в облачении и вовсе усиливают напряженное состояние саспенса.


Эдвард в рисунке актёра Евгения Цыганова – персонаж с двумя масками: вначале это напряжённый, брюзжащий мужчина средних лет, а после – музыкант с электрогитарой, жаждущий исповедаться перед публикой. В короткой сцене он и Продавец спичек копируют одинаковый жест, и мимолётно проскальзывает мысль – а существует ли в реальности этот бродяга с подносом отсыревших спичек?.. Возможно, это всего лишь плод фантазии самого Эдварда? Художник спектакля Виктор Пушкин подчеркивает всю парадоксальность происходящего, прорезая пространство стеной-окном, где проявляются философские высказывания. «Бытие есть. А не не есть» и «Людей, которые отрицают методологию трех парадигм, – надо расстреливать, так же, как тех, кто отрицает весомость и абсолютность геополитики». Особенно интересным выдается последний текст, где речь идёт о премодерне, модерне и постмодерне, в руках которых абсурд становится инструментом препарирования «неудобных» вопросов. Воткнутые искусственные цветы, различные стулья, будто купленные на распродаже в антикварном магазине, аскетизм обстановки – создают поэтический образ непостижимого страха и ожидания.


Евгений Цыганов и Ольга Бешуля – органичный дуэт партнёров, которые умеют безошибочно слушать друг друга. Ольга Бешуля, монотонно воспроизводя текст, точечно попадает в нужные болевые точки своей героини. Оказывается, что за обличием робкой и послушной жены скрывается паранойяльная женщина. Минимум внешних проявлений, жестов и даже мимики. «Шлюха!», – с особым удовольствием говорит ей муж, появляясь из-за кулис с электрогитарой.  Смелое несоответствие с характером Эдварда, который в первой сцене, со скрупулёзностью скучного педанта, лишает жизни несчастную осу.


В финале Евгений Цыганов подходит к терменвоксу, и инструмент начинает издавать звуки, похожие на стоны или вой. Конечно, не одна только глубокая пронзительность исполнения актёром сложных монологов объединяет спектакль в единое целое. Над созданным коллажем витает идея внутренней слепоты, которая лишает человека связи с реальностью, где истинное и ложное не существуют по отдельности. «Иногда, конечно, можно спрятаться под навесом, опомниться, прийти в себя», – сетует Эдвард. Но вот появляется жена и приглашает Продавца спичек посмотреть сад, а мужа выдворяет прочь. В этой истории «прийти в себя» значит – смириться, стянуть иллюзорную пелену с глаз. Наверное, поэтому финальный стон так напоминает глухие стенания обреченного на одиночество человека.
Читать полностью
Галина Коваленко, Новая газета
В Театре "Около" играют Гарольда Пинтера

В последние сезоны у Евгения Цыганова не так много новых ролей в театре, в родной «Мастерской Петра Фоменко» актер снова вернулся к режиссуре (по мотивам репетиций восстановил к юбилею постановку мастера «Борис Годунов»), роли в «Моцарт «Дон Жуан». Генеральная репетиция» актер лишился по причине заморозки спектакля, а на «Золотой маске – 2023» и вовсе номинирован в категории кукольного театра – за роль Сергея Образцова в одноименном спектакле и наверняка станет лауреатом… Но не так широко известно, что увидеть Цыганова на сцене можно и в другом театре – театре Юрия Погребничко «Около дома Станиславского». Здесь актер играет Чебутыкина в «Трех сестрах» и главного героя в пьесе британского драматурга Гарольда Пинтера, который был опубликован в СССР лишь в конце 60-х годов.

Драма «Легкая боль» идет в афише «Около» под названием «Легкая боль/Барнабас». Гарольд Пинтер – трудный автор, и мало кому удается пройти по его запутанным лабиринтам, что блестяще удалось постановщику спектакля Юрию Погребничко. Пинтер – драматург абсурда, добавим – английского, с вековыми традициями, в частности, со смеховым началом, подчеркивающим философский смысл произведения. Ситуации его пьес узнаваемы, но сюжетные и психологические повороты непредсказуемы. «Легкая боль» – этюд на тему анатомии брака, о чем нам рассказывали много раз, но никогда еще на сцене так явственно не было слышно, по ком звонит колокол.
Юрий Погребничко с актерами Ольгой Бешулей и Евгением Цыгановым вскрыл все сложные метафоры и символы пьесы. Мы становимся свидетелями одного утра супругов средних лет, проживающих в пригороде в доме с садом. Минималистская сценография достаточно условна: действие происходит на помосте, который обрывается, образуя невидимую зрителями дорогу, по которой иногда проходит человек, возможно, даже не один, в монашеском одеянии с капюшоном – привнося элемент тайны. Обозначены пространства, где происходит действие: чайный стол, накрытый в саду, и кабинет Эдварда (художники Погребничко и Виктор Пушкин).
Эдвард чрезвычайно нервозен, его жена более спокойна, по крайней мере внешне, но чего это ей стоит! В сад залетела оса, и это пугает женщину. Завязка пьесы отыграна замечательно. Цыганов превращает избавление от осы в почти ритуальное убийство, которое на короткое время вытесняет его подсознательный страх перед жизнью, чувство незащищенности, желчность, раздражение, которое вызывает у него жена и в конечном итоге собственная несостоятельность.
Его жена в душе также несет страх, незащищенность и неуверенность. Когда Ольга Бешуля, прелестная в своей женственности, говорит мужу о цветущих в их саду жимолости и вьюнке, которые он не замечает, ее это огорчает. Недаром она носит имя Флора, как древнеримская богиня цветов и весны. Муж создает напряжение, выявляющее дисгармонию брака, типичного не только для английского общества. Актеры подробно проживают сложные психологические перипетии, остро ощущая разделяющую их пропасть, выявляющую их психическую нестабильность. Она усугубляется тем, что у ворот их сада постоянно появляется торговец спичками, которые никто не покупает.
Таинственный безмолвный человек внушает Эдварду ужас. Он приглашает грязного бездомного бродягу в свой кабинет, пытаясь наладить взаимопонимание. Он даже некоторым образом приоткрывает себя этому безмолвному бродяге. Реакции никакой, монолог Эдварда фактически обращен в пустоту. Евгений Цыганов проводит это общение с пустотой так, что страх, постепенно в нем возникающий, кажется зримым. Из Эдварда вопреки логике вырывается: «Я буду звать тебя Барнабасом!» Барнабас – это его двойник, который живет в нем. Но даже с самим собой диалога не получается, и охвативший его ужас перед неизвестным, невидимым субъектом передается в зрительный зал.
Свой внутренний Барнабас есть и у Флоры, которая, так или иначе, находит с ним контакт. Ольга Бешуля растворяется в этой сцене: она с девическим трепетом ждет слов о любви в обмен на заботы о нем. Воплощая свою мечту, она вешает на Эдварда лоток со спичками и выдворяет его из дома на место продавца спичек. Но замены не происходит. Эдвард – Барнабас никуда не девается.
Большой мастер сцены Юрий Погребничко нашел равновесие между реалистически показанным браком с мотивированными и абсурдными ситуациями, в которые Пинтер ставит своих персонажей. Режиссер дает публике испытать подлинный саспенс, раскрывая подтексты диалогов супругов, иногда смягчая их вставными вокальными номерами, блестяще исполненными Евгением Цыгановым. Это не мешает публике думать.
Спектакль подходит к финалу. Разбираться в нем вдумчивому зрителю предстоит самостоятельно. Неожиданно в финале возникает знаковая песня «Воркута–Ленинград». Созданная режиссером и актерами атмосфера рушится. Публика расходится, некоторые насвистывают мотив.
Сейчас не так много спектаклей пробуждает мысль. Почему бы не закончить этот спектакль fermata – замиранием, зависанием... «Легкая боль» при всей камерности спектакля поднимает вопросы бытия – общества и отдельного человека. В Нобелевской речи Пинтер подчеркнул: «В драме правда всегда неуловима. Вы никогда полностью ее не найдете, но искать ее необходимо. Ваша задача – искать».
Читать полностью
Отзывы зрителей
На самом деле, если в Париже есть театр, который называют дом Мольера, Малый театр – дом Островского, то этот театр – Около дома Станиславского я б назвала  дом Гарольда Пинтера
Но не могу,  раз уж в реальности пьес Пинтера  совсем немного появилось на сцене в Вознесенском переулке. И это так странно. Было б классно, если б все 29 (или 60). Потому что пинтереск идет театру как нельзя лучше,  и еще потому что это моя театральная грёза.
«Бытие есть. А не не есть»
Наконец-то, помимо яркого-спору нет «Сторожа», появилась еще одна пьеса, к тому же по более ранней пьесе (была радио-постановкой) и которую можно и нужно увидеть всем. Тем более Пинтер – для всех, сказал режиссер в названии.
Вот кто эти все, спрашивается?
У нас всегда много вопросов  к Гарольду Пинтеру, который ведет с нами всеми свою игру.
Вот уж кому было за что премию Ф. Кафки дать.
Опять комната, в которой находятся двое, муж и жена, в постоянном диалоге.  Странные.
Никчемная болтовня, в которой постоянно  звучит мотив внутренней драмы. В этом есть что-то чеховское.
Мы видим даму, ее зовут Флора, и, конечно, из-за этого имени,  она все про жимолость и настурции, вьюнки и другую садовую ботанику. Ольга Бешуля, такая нежная, само спокойствие, уют и вечная женственность.  Такая услужливая, что многим смешно.
Супруг явно в разладе с ее чашкой чая. Их разговор обнажает
взаимное одиночество, разобщенность, непонимание.
Это смешно. Мы, зрители, понимающе  улыбаемся и хихикаем. Кто как веселится по поводу этих неудачников в браке.
Но вот уж третий  персонаж– почти на пороге милого домика, старик-бродяжка, с лотком со спичками на продажу. Стоит неделями уже, молчит. И его приглашают в дом, наскучив обществом своим или просто нельзя стерпеть этой драматичной ситуации. Но гость молчит, одним присутствием своим совершая переворот в этом доме.  Беспокойство и сила чувств растут у обоих, и у Эдварда (Евгений Цыганов), и у Флоры.
Комичная абсурдность бытия постепенно врастает в трагичность. Легкая боль в глазах, временная слепота – вестники судьбы. Постепенно становится не смешно и даже страшно.
«Эдвард, вот твоя корзина»
Кагеро_Ия
Оставьте свой отзыв
 
 
 
Поделиться