Купить билеты на ближайшие даты:

11 Декабря (19:00)
20 Января (19:00)

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

Фото Виктор Пушкин

В советских кинотеатрах послевоенного периода перед киносеансом выступали артисты эстрады. Как правило те, кому не повезло попасть на телевидение и большую сцену. Музыканты и артисты второго разряда. Спектакль Юрия Погребничко и Лилии Загорской — своего рода реконструкция такого концерта перед киносеансом. Из углов сцены смотрят друг на друга гипсовый пионер в ушанке и уменьшенная копия девушки с веслом, и «В парке Чаир» безнадежно распускаются бумажные розы. В главной роли — Наталья Рожкова.
Режиссер
Загорская Лилия
Режиссер-постановщик
Погребничко Юрий Николаевич
Художник
Бахвалова Надежда Михайловна
Действующие лица и исполнители
Пианист
Гитарист
Моя Марусечка
Длинный человек
Пресса
Алёна Солнцева,
.....
      Как и обещано в названии, в спектакле показано выступление музыкантов и певицы перед киносеансом. Такие были в ходу в те давние времена, когда зрителей, пришедших в кино, приглашали в зал звонками, как нынче делают только в театре, а до того в фойе услаждали их слух пожухшими и вышедшими в тираж эстрадными номерами. Выступление в кинотеатрах для музыкантов было предпоследней ступенькой лестницы вниз, заканчивающейся игрой на свадьбах и похоронах.

Но это все лишь долгие и не слишком важные комментарии, которые становятся совершенно ненужными, когда видишь на сцене эстрадный помост и на нем самолюбивых баяниста с гитаристом, тешащих свою профессиональную гордость в коротких соло, а в промежутках вновь уходящих на дно уничижительного смирения. И влюбленного пианиста, вытаскивающего из-под крышки своего пианино всякую дрянь, неизвестно кем туда напиханную. И его юную подружку, которая натурально краснеет от смущения, и своей очаровательной свежестью невольно подставляет этот мир бумажных цветов, давних побед, увядших амбиций.

Но главное — певицу, названную в программке Лауреаткой, утопающую в нелепом мужском костюме с бумажным плюмажем. Она не произносит ни одной реплики. Только поет, принимает заученные позы, деловито считает корешки проданных билетов, заигрывает с баянистом, потом увлекается и поет всерьез, об утраченном счастье, о том, чего больше нет, о прошедшей молодости и несбывшихся надеждах. И о любви, о любви… В сущности только о любви.

Роль Натальи Рожковой выстроена очень легко, без нажима, хотя и весьма рискованно для драматической актрисы (работавшая с ней режиссер спектакля Лилия Загорская — сама прекрасная и очень неожиданная, смелая актриса). К тому же Рожкова закончила цирковое училище, училась на клоуна и понимает, как много возможностей заключено в умении быть смешной. А она очень смешна со своими автоматическими жестами, матросской фуражкой и олимпийкой, надетой под пиджак. Она забывает слова, опаздывает со вступлением, обижается, а потом лихо — мастерство не пропьешь — вдруг выдает отчаянное и духоподьемное «Моя Марусечка! Моя ты душечка!». И так ей сочувствуешь, так ее любишь с ее круглым то ли детским, то ли старушечьим личиком, похожую и на Золушку, сыгранную Яниной Жеймо, и на Джульетту Мазину в «Дороге» и «Ночах Кабирии».

А над эстрадой висит надпись «Будь готов!», и понятно, к чему на самом деле всем надо готовиться… Из углов сцены смотрят друг на друга гипсовый пионер в ушанке и уменьшенная копия девушки с веслом, и в парке Чаир безнадежно распускаются бумажные розы, ах, Саша, ты помнишь наши встречи. Вот и все что было… Все давным-давно уплыло…

Спектакль, состоящий из песен и одного, прочитанного невзначай рассказа Уильяма Сараяна, еще и своего рода мастер-класс, демонстрирующий режиссерское искусство его постановщика, Юрия Погребничко. Несмотря на отсутствие явного сюжета (не то что пьесы, нет и подобия сценария), спектакль выстроен, ритмичен, зрительский взгляд послушен воле режиссера и следует за ней, замечая все мелкие подробности, происходящие на сцене как бы между прочим. Эти детали — сиротливо задвинутая под стул бутылка водки, увлекшийся чтением пианист, только что чистивший обрывком этой газеты ботинки, затыкающий себе ухо ватой презрительный баянист — организовывают атмосферу жизни жалкой, но и возвышенной, романтической и щемящей.

Помимо романсов 30-40-х годов по преимуществу из репертуара Петра Лещенко, исполняется одна относительно современная песня: «По аэродрому, по аэродрому лайнер пробежал как по судьбе…» Поют ее хором, дважды, и не затейливая песенка звучит неожиданно чистой и светлой лирикой, надрывающей душу и отпускающей ее умиленной и благодарной.

Все-таки странное время сегодня переживает искусство, если ради простых и полезных для души эмоций требуется сооружение столь изощренных ловушек, вроде этого по виду простого, а по сути виртуозного действа.
Читать полностью
Оставьте свой отзыв
 
 
 
Поделиться